История одного боевого вылета бомбардировщика Ил-4 в ходе Белостокской наступательной операции

«Война не закончена, пока не захоронен последний солдат»
Александр Васильевич Суворов.

Белостокская наступательная операция являлась частью операции «Багратион», целью которой было определено освобождение Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков. Операция была проведена войсками 2-го Белорусского фронта в период с 5 по 9 июля 1944 года. В ходе наступления ставилась задача уничтожить арьергарды разбитых соединений 9-й армии группы армий «Центр» и подходящие резервы противника. 3-я, 49-я, 50-я и 4-я воздушная армии при поддержке бомбардировщиков дальней авиации должны были без оперативной паузы развить наступление в направлении Новогрудок, Волковыск, Белосток, овладеть городом Новогрудок, выйти на реки Неман и Молчадь, а затем освободить Волковыск и наступать на Белосток.

 

Район Белосток-Брест-Пинск прикрывался ночными истребителями типа Ме-109 и Ме-110. На железнодорожной станции Белосток командование Красной Армии отмечало большое количество эшелонов и войск противника. С целью их уничтожения авиации дальнего действия был отдан приказ бомбардировать ж/д узел Белосток. На основании этого боевого распоряжения командующий 3-м гвардейским авиационным Сталинградским корпусом, который поддерживал с воздуха наступающие войска Красной Армии, принял решение выполнить бомбардировку силами 3-й и 7-й гвардейских авиадивизий.

В ночь с 8 на 9 июля 1944 года на выполнение поставленной задачи вместе с другими самолётами вылетел дальний бомбардировщик Ил-4 20-го гвардейского бомбардировочного полка под управлением экипажа в составе:

  • Игошин Анатолий Петрович – командир,
  • Абрамов Михаил Александрович – штурман,
  • Филатов Фёдор Андреевич – стрелок-радист,
  • Киркаленко Иван Тихонович – воздушный стрелок.

Бомбардировщик Ил-4 младшего лейтенанта Анатолия Игошина был построен на Иркутском авиазаводе (завод № 39) в октябре 1943 года. 24 апреля 1944 года самолёт прибыл на аэродром базирования, и приказом от 1 июня Ил-4 был включён в состав 20-го гвардейского авиаполка 3-й гвардейской авиадивизии дальнего действия.

Из журнала боевых действий 20 гв. АП ДД:

К счастью не все члены экипажа погибли в том боевом вылете — спустя пять дней, 14 июля, в свою часть прибыл штурман Михаил Абрамов. Он рассказал, что случилось с самолётом и экипажем при возвращении с боевого задания.

Полёт до цели проходил нормально. В 00:58, находясь на высоте 5300 м, экипаж выполнил бомбардировку основной цели — станции Белосток. Над целью Ил-4 был обстрелян зенитной артиллерией противника, но маневрированием экипаж вышел из зоны огня, а на обратном пути шёл со снижением, изменяя курс. При подходе к линии фронта на высоте 3300 м штурман услышал сильный треск под самолётом, и в тоже время вся кабина штурмана осветилась красным огнём. Михаил Абрамов сделал попытку вызвать по внутренней связи (СПУ) командира, но самолёт перешёл в пикирование, и штурман упал в носовую часть кабины. После некоторых усилий, добравшись до СПУ, он передал Анатолию Игошину: «Выводи! Будем прыгать», но командир не отвечал. Абрамов, увидев, что командир встал на сиденье и исчез, быстро открыл люк и покинул самолёт.

Памятный знак на месте падения бомбардировщика Ил-4

Штурман приземлился удачно в 10 километрах западнее городка Столин, при приземлении Михаил Абрамов наблюдал на земле горящий самолёт. Поняв, что он находится на своей территории, штурман направился в воинскую часть, расположенную в пяти километрах от места крушения бомбардировщика. В воинской части он узнал, что их самолёт был сбит истребителем Ме-110. Местные жители стали очевидцами воздушного боя и падения самолёта. Они рассказали об огнях красного и зелёного цвета, о двух выбросившихся на парашютах лётчиках и о направлении их спуска на землю.

Читайте также:  Ил-76: к очередной годовщине первого полёта

В течение двух дней Михаил Абрамов пытался разыскать свой самолёт, но безуспешно. 10 июля он нашёл труп лётчика — командира экипажа Анатолия Игошина. Парашют у него был раскрыт, стропы оказались перебиты, а купол оторван. Штурман похоронил своего командира на поляне у леса серо-западнее Столина Пинской области БССР, сейчас это Брестская область Республики Беларусь.

Стрелок-радист Фёдор Филатов и воздушный стрелок Иван Киркаленко не смогли покинуть самолёт — горящий неуправляемый бомбардировщик вошёл в крутое пике, и выброситься из него им было трудно. Предположительно они погибли вместе с самолётом.

Табличка на памятном знаке — месте падения Ил-4
кликабельно для увеличения

В архивных документах немецких Люфтваффе о сбитых на Восточном фронте советских самолётах имеется запись о том, что 9 июля 1944 года гауптман Аугуст Фишер, лётчик 3-го звена 100-й ночной истребительной эскадрильи (3/NJG 100) на высоте 2500 метров в один час 16 минут ночи сбил бомбардировщик Ил-4, который упал юго-западнее города Столин. Подтверждение Люфтваффе Film C. 2035/II Anerk: Nr. 63

Эскадрилья 3/NJG 100 в июне-июле 1944 года базировалась на аэродроме в районе Пинска. Ночные тяжёлые истребители Ме-110 были оснащены радиолокаторами. Там же располагалась наземная радиолокационная станция, осуществлявшая наведение истребителей на советские самолёты. Группы бомбардировщиков авиации дальнего действия, как правило, следовали в северо-западном направлении через район Пинска и всегда подвергались атакам ночных истребителей противника. По архивным записям гауптман Аугуст Фишер в ту ночь сбил кроме самолёта Анатолия Игошина ещё два бомбардировщика Ил-4.

Наши дни

Поисковые работы на месте падения самолёта Ил-4 в районе рабочего посёлка Речица Столинского района Брестской области начались в 2016 году. От местных жителей старшего поколения в возрасте 70-90 лет было известно, что самолёт находился в болоте урочища «пасека». Точное место падения Ил-4 было установлено по рассказам жителя Речицы Ивана Адамовича Яцуты.

В ходе работ поисковики подняли различные детали самолёта. Среди них был один повреждённый мотор и различные детали второго, лопасть винта, большое количество других крупных и мелких фрагментов самолёта, а также личные вещи: погоны сержанта с авиационной эмблемой, документы, фрагменты парашютов, одежды, шлемофонов, манжетов от свитера, белья, обрывки различных ремней и пряжки к ним, обрывки личных поясных ремней с пряжками, кобура, шомпол, пистолет ТТ с магазином и многое другое.

Но самое главное, в большом количестве были обнаружены обгоревшие, мелко изломанные, втёртые в детали самолёта костные останки. Частично обгоревшие и сильно повреждённые, они находились в болотистом грунте на глубине 5 метров.

По серийным номерам моторов поисковики установили, что найденный дальний бомбардировщик Ил-4 имел заводской номер 5333912, самолёт был изготовлен на Иркутском авиационном заводе №39 в 1943 году. Самолёт принадлежал 20-му гвардейскому авиационному Севастопольскому Краснознаменному полку дальнего действия, 3-й гвардейской авиационной Днепропетровской дивизии дальнего действия, 3-го гвардейского авиационного Сталинградского корпуса дальнего действия.

Читайте также:  Самолёт АНТ-6А вывезут с Земли Франца-Иосифа для реставрации

В 2017 году уроженец Речицы Мирончук Михаил Тимофеевич (1932 года рождения) рассказывал: «… было это в июле месяце 1944 года, точного числа не помню. Летели два самолёта, один из направления Сарны, второй со стороны Городной. Один выстрелил в другого, были огни красного и зеленёного цвета, один самолёт — русский — был сбит и упал в болото. Самолёт был двухмоторный. Яма, воронка где упал самолёт, была примерно десять-двенадцать метров длинной, пять-шесть метров шириной, два-два с половинной метра глубиной, заполнена водой».

— От дома, где проживали Дервенец Фёкла Яковлевна и Прилуцкий Василий Александрович, примерно пятьсот-шестьсот метров до места падения самолёта, — рассказал Михаил Тимофеевич. — Лётчики, два, спустились на парашютах. Один упал и разбился. Лётчика погибшего похоронили военные и старики на поляне, на горке. Могилу я знал, но уже точно не помню это место, много лет прошло, местность изменилась. Мы подростки доставали из воронки, ямы мелкие алюминиевые куски, какие-то ещё детали, тросики, вытянули кислородный баллон синего цвета и бросили его обратно, пытались достать другие детали, часто всплывали части тела лётчика. Всё это мы доставали из-под воды. Рядом с воронкой на грудках [сухих местах] тоже было много разных мелких деталей, куски плекса.

Один из повреждённых двигателей, обломки крыльев, хвоста, кабины и другие детали были вытащены из болота с помощью лебёдки местным жителем Гришко Виктором Ильичом в 1953-1954 годах. Когда он доставал эти детали, то также всплывали кости и переломанные части тела лётчика. Небольшие дюралевые куски обшивки самолёта забрали местные жители на хозяйственные нужды — делали ложки, чашки, кружки, гребешки. Так, об этом рассказывали Бабич Павел Анастасьевич, Мирончук Михаил Тимофеевич, Бабич Михаил Михайлович, Яцута Иван Адамович, Попович Ольга Станиславовна, Добрияниц Василий Павлович и другие.

Экипаж Ил-4

Анатолий Игошин

Командир, гвардии младший лейтенант Игошин Анатолий Петрович, 1922 года рождения, уроженец деревни Крутал, Шаблинского района Кировской области. В Красную Армию призван призван в мае 1941 г. холост. Отец Игошин Петр Михайлович, проживал в селе Ашкаул Канского района Красноярского края.

Штурман, гвардии лейтенант Абрамов Михаил Александрович, 1923 года рождения, уроженец села Благодарное, Отрадненского района Краснодарского края. В Красную Армию ушёл добровольно через Самаркандский ГВК в декабре 1940 года. Мать – Абрамова Мария Никитична, проживала по адресу: УзССР, Самарканд, Акдарьинский район, селение Дахбед.

После того, как похоронил командира Анатолия Игошина — 14 июля 1944 года вернулся в свой 20 гвардейский авиационный Севастопольский полк дальнего действия и продолжил военную службу. Погиб 21 апреля 1945 года при выполнении испытательного полёта. Похоронен в селе Мельгёв, Люблинского повета, Люблинского воеводства, Республика Польша.

Иван Киркаленко

Воздушный стрелок, гвардии сержант Киркаленко Иван Тихонович, 1918 г. рождения, уроженец слободы Верхний Бык Воробьёвского района Воронежской области. Призван в Красную Армию Воробьёвским РВК в феврале 1940 года, член ВЛКСМ, холост, мать – Киркаленко Мария Захаровна, проживала в слободе Верхний Бык.

Читайте также:  Фильм о подвиге Алексея Маресьева вышел в финал премии «ТЭФИ — летопись Победы»

Воздушный стрелок-радист, гвардии младший сержант Филатов Фёдор Андреевич, 1922 года рождения, уроженец села Гаврилова Слобода, Середино-Будского района Черниговской области. Призван в Красную Армию Красносулинским РВК Ростовской области в июле 1941 года, член ВЛКСМ, холост, родственников нет.

Родственники Ивана Киркаленко, проявили желание захоронить его останки на малой родине в братской могиле воинского мемориала в слободе Верхний Бык Воронежской области. А учитывая обстоятельства, что у Фёдора Филатова родственников не было ещё в период Великой Отечественной войны, что они вместе воевали, вместе служили, вместе погибли, вместе пролежали в природной братской могиле со своим самолётом 75 лет, то было решено все найденные костные останки захоронить вместе. С соответствующим заявлением по этому поводу двоюродный брат Ивана Киркаленко — Виктор Миронович Киркаленко обратился 25 октября 2019 года к главе администрации Воробьёвского муниципального района Воронежской области Михаилу Петровичу Гордиенко, который 5 ноября 2019 г отправил официальное отношение председателю Столинского райисполкома с просьбой оказать содействие в этом вопросе и передать останки погибших военнослужащих для захоронения в Воронежской области.

Мемориал на братской могиле в р.п. Речица. На памятной доске нанесено имя А. Игошина — он покоится в Столинской земле, хоть могила его и не найдена

В течение года, пока проходили формальности, костные останки воздушных стрелков Ил-4 хранились в Речицком сельсовете Столинского района.

Последние почести

Осенью 2020 года белорусская сторона передала останки гвардии сержанта Киркаленко Ивана Тихоновича и гвардии младшего сержанта Филатова Фёдора Андреевича родственникам Ивана Киркаленко, и 16 ноября 2020 года в селе Верхний Бык прошла торжественная церемония перезахоронения останков членов экипажа бомбардировщика Ил-4. В церемонии приняли участие представители местных органов власти, Совета ветеранов, родные Ивана Киркаленко, местные жители и почётные гости.

Вице-консул России в Бресте Сергей Лаптев поблагодарил всех причастных к поисковой работе. «Благодаря им, родственники, живущие ныне, смогли хоть что-то узнать о своих близких. Это большая удача, что смогли найти останки и идентифицировать их. Мы должны помнить о тех событиях, о том, что сделали для нас наши деды, чтобы приблизить день Победы».

Все члены экипажа Анатолия Игошина и он сам увековечены на мемориалах воинской славы, обелисках по месту рождения и жительства, в краевых и областных электронных и печатных книгах памяти.

Андрей Величко, Михаил Паюта
для сайта «Авиация России»

При подготовке статьи были использованы ответы на запросы в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, выдержки из записей журналов боевых действий, воспоминания свидетелей событий 75-летней давности, рассказы поисковиков и местных жителей р.п. Речица Столинского района Брестской области Республики Беларусь, РИА Новости-Воронеж.